frau Widerlich
No Pasaran!
09 февраля 1876 года.
Из личного дневника.


(Первые несколько страниц, похоже, вырваны с корнем: на корешке тетради сохранились остатки листов. - Ред.)

...последнее из писем, у меня что-то перемкнуло. Отправила всх домашних эльфов, закрылась на кухне и принялась бить посуду. Китайский чайный сервиз на двенадцать человек, 96 предметов, уйшуньский фарфор, подарок министра магии Италии... На седьмом десятке пришла в норму.

А сегодня начала, как и полагается, с первого письма. Прочитала всю пачку целиком, до последней запятой.
И за вчерашнее стало стыдно (ага, гвоздь сезона Берлинской пантомимы: "Клариссе стыдно"!). Вроде взрослый человек - а повела себя как пятнадцатилетняя дура, начитавшаяся французских любовных романов. А ведь ещё неизвестно, надо тут бить посуду или всё же брать в руки хлыст и разруливать ситуацию в целом. Cитуация, если внимательно присмотреться, просто караул. Хотя - меня никто не приглашал, а строить счастье других людей, когда они об этом не просят... Такая деятельность традиционно заканчивается костром. Канонический пример еретика у Зловисси.

Лицо, однако, надо держать - это да.
И то, что в очередной раз получила по носу за самоуверенность - это тоже да.

(В этом месте страница прожжена. - Ред.)

Венера Пистолькорц, дочь Милоша Хайдегера, женщина неожиданных кровей и странной судьбы, сказала мне однажды: "Амалия, поверь мне: лучше не знать того, чего тебе не нужно знать. И спать спокойнее будешь, и на мир смотреть веселее." А потом добавила: "Никогда нельзя быть уверенной, что написано под обложкой книги. И хочешь ли ты на самом деле прочитать, что там написано. Тебя погубит не хлыст, которым ты гоняешь своих кавалеров по крышам, нет, - тебя погубит твоё любопытство."

Да, Венера, чем дальше, тем больше убеждаюсь в твоей правоте. Но натуру за день не переделаешь. Уж коли запустила булыжником в витраж - буду терпеть, стиснув зубы. Ну, порезалась. С кем не бывает. Буду ловить, что смогу. И достраивать картину на стекле по упавшим на меня осколкам.

Потому что хуже, чем неожиданное неприятное знание - только оно же, но неполное.
Так что, как говаривал отец, саблю в зубы и drang nach Leipzig.