...Иногда, особенно поздними вечерами, возникает странное желание: поставить на патефоне "Полонез" Огиньского, сесть возле камина, вытянуть ноги поближе к огню, укутаться в старый, местами потёртый плед и, потягивая горячий глинтвейн (в такую промозглую погоду - вещь незаменимая), перебирать агатовые чётки разных мыслей, воспоминаний и размышлений. Чёрные, матово блестящие бусины, несказанно дорогие тебе одной и дряхлый хлам для остальных - их нет особых причин скрывать, но не очень хочется выставлять напоказ. Разной формы и разного размера, изящно гранёные кристаллы и неотёсанная галька, которые по чьей-то прихоти нанизали на связующую нить времён, чтобы когда-нибудь потом, под стук дождевых капель за окном, сесть перед камином и задумчиво перебрать их все, тщётно пытаясь найти ответ на один единственный вопрос...